среда, 2 октября 2013 г.

Они не хотят!


Теперь о литературе в школе. Вот раньше,  говорят учителя литературы, дети читали классику, уроки были интересными, а если кто чего не хотел, была реальная угроза обязательного экзамена по русскому и литературе в виде сочинения. Стихи учили наизусть, не ныли, сочинения писали и в классе, и дома, образ кого угодно - от зубов отскакивал. Как было хорошо!
А если по-честному?

Дети, которые читали классику,  выросли в сегодняшних учительниц литературы и других интеллигентных людей. Они, эти учительницы, стали учительницами, потому что им повезло в свое время и уроки, на которые ходили они, были интересными. А другим повезло меньше, но эти другие едва ли и теперь переживают по поводу детского чтения. Про сочинения позволю себе промолчать, их писали через силу даже отличники (хотя в процессе нередко увлекались и даже получали удовольствие); троечники же зачастую просто списывали, если уж никак не удавалось избежать этой работы. Мой брат, например, будучи секретарем комитета комсомола школы, узнав о сочинении, сообщал учительнице о срочной работе в комитете и отсиживался в комсомольской комнате, имитируя бурную деятельность. И ведь это один из самых изысканных способов откоса.
А сколько существует способов сдать стихотворение наизусть! Фильмы об этом сняты! Поэтому откажемся от иллюзии прекрасного прошлого в обучении литературе и вернемся в сегодняшний день.
Любовь к литературе может возникнуть только на хороших уроках талантливого учителя. Таких много не бывает и на всех не хватит. Альтернативой может стать учитель добросовестный, искренне любящий свой предмет и непрерывно ищущий. Никого не хочу обидеть, но математика едва ли так стремительно меняется, чтоб за время от вуза до пенсии нужно было переучиваться содержанию предмета. Методики, подходы, технологии - да, как и везде. А вот литература...
Та литература, которую я сейчас преподаю и о которой говорю на уроках, даже не напоминает мою школьную и вузовскую. Возможно, так повезло моему поколению, к концу школьного образования не подозревавшему, что в двадцатом веке была не только советская литература, успевшему всласть поизучать роман  М.Горького "Мать" и поэму В.В. Маяковского "Владимир Ильич Ленин" (в этих текстах нет ничего дурного, даже наоборот, но сколько людей выросли и состарились, искренне полагая, что это весь Горький и весь Маяковский).  Спасибо университету, точнее, уникальным преподавателям Ксении Петровне Степановой и Александру Борисовичу  Мордвинову, ныне, увы, покойным,  за то что к своим первым ученикам я пришла с желанием поделиться счастьем от чтения Мандельштама, Платонова, Булгакова...
Когда я работала в первом моем одиннадцатом классе, завуч (замечательная, к слову, учительница, как потом оказалось), проверяя качество моей работы, устроила контрольное сочинение для моих детей. Результаты были катастрофические. Никто (из пяти классов) не выбрал и, соответственно, не раскрыл тему об образе Ниловны, зато сплошь были "Мои любимые стихи" с упоминанием Серебряного века. Меня тогда чуть не уволили, спас декретный отпуск, потом, когда изменения в программе стали очевидны для всех, скандал замяли, но осадок остался, и директор еще лет двенадцать мне этот полуподпольный Серебряный век поминала.
Льщу себя надеждой, что в жизни и читательской практике своих учеников я не стала занудной училкой, отвратившей от чтения. И не понимаю учителей, которые в тетрадке с сочинением про Катерину, где ребенок искренне написал, что Катерина никакой не луч, а испорченная  женщина, пишут "бред!" и ставят двойку.  Он не разобрался, не понял, а может, высказал свое аргументированное мнение, но это мнение не совпало с твоим? Так ведь это ты не  помог ему понять, не помог найти и другие аргументы, не менее убедительные. А самое ужасное в этой ситуации, что ученик не имеет возможности под твоими мыслями начертать "бред!" Начертать не может, но кто помешает ему так думать, ведь как раз этому, мудрый учитель, ты его научил: не принимать и ни во что не ставить другое, отличное от твоего мнение.
Так вот, ОНИ ХОТЯТ! Они очень хотят говорить, думать, спорить, но только о том, что им важно и интересно. А мастерство учителя литературы прежде всего в том, чтобы подвести их к мысли, что им интересен человек, его вечные метания и поиск смыслов. Что они сами себе интересны. И мне, учителю, они ужас как интересны, и я просто мечтаю с ними говорить.

Комментариев нет:

Отправить комментарий